July 13th, 2005

drouzilla

Дорогами Жана Вальжана-1 или как пройти в катакомбы

Мне сегодня повезло - удалось попасть в парижские катакомбы. Нет, не в музей, где тщательно высушенные подземные дорожки ведут мимо аккуратно уложенных черепов, освещаемых тусклыми лампочками. Мы пошли в настоящие подземные катакомбы. Туда не продают билетов, вход в них не отмечен на карте. И только знающие люди передают друг другу самиздатовские карты подземных дорог.
Мне повезло - мои друзья владеют этими секретными и картами и берут меня с собой. Правда, у меня нет с собой подходящей экипировки, но что-то более-менее пригодное удается соорудить из подручных средств.

Сначала перелезаем через забор, опутанный по верху колючей проволокой. спустившись с забора, быстро бежим подальше, скрыться с глаз за заброшенными складами-сараями, которыми изобилует территория. Немного боязно - если нас увидит полиция, ничего хорошего не будет. Но все в порядке, и мы оказываемся у огромного темного тоннеля, по дну которого идет одноколейка. идти тяжело, кругом достаточно крупный гравий и камни, а шпалы, как известно, специально кладутся так, чтоб по ним было неудобно ходить. Плюс к этому у меня нет фонарика - чуть ли не впервые я забыла взять его с собой в поездку. Впереди видно яркое светлое пятно - выход из тоннеля. Оно приближается, и вот, мы оказываемся в промежутке между двумя тоннелями. Сверху, далеко-далеко шумит город, по краям "ущелья" растут деревья. Внизу, под ногами заросшая железная дорога. в голову начинают лезть мысли о Великом кристалле и станции Мост.
И снова темный тоннель. Но вот мне показывают дыру-нору, это вход, мы лезем в него. Впереди - 6 часов подземных гуляний.
drouzilla

Дорогами Жана Вальжана-2 или играем в лимбо

Итак, мы в катакомбах. Начинается марш по подземным тоннелям. Я сослепу еле нахожу дорогу. Добрый shurix отдает мне фонарик, теперь ему будет светить ca_va. Становится существенно легче, теперь я вижу всю красоту этого подземного царства. На стенах - росписи, обычные граффити, но почему-то они так забавно смотрятся в подземелье. На перекрестках - таблички с названиями улиц. Подземный Париж - копия наземного, мы проходим улицу Урсулинок, улицу Порт-рояль... Есть здесь и свои достопримечательности. Антон, бывалый парижанин-катакомбер показывает их нам: пляж - там стоит раскрашенная фигура солдата, на стене нарисована волна и тонущий корабль; библиотеку - на каменных уступах лежит книга, рядом отдельные страницы еще одной; минералогическую комнату - под потолок уходит ступенчатая лестница, на ступеньки которой геологи иногда выкладывают разные образцы пород; комнату трех стульев; зал, где в стены вбиты специальные крюки, на них вешают гамаки - сюда люди приходят ночевать.
На стенах - даты. Они указывают год, когда подземные улицы были нанесены на карты. Самая старая надпись - 1777...
Движение по катакомбам - отдельная песня. Далеко не везде можно выпрямиться, иногда приходится идти гусиным шагом. Многие коридоры залиты водой. К счастью, выше колен она не поднимается. Потолок иногда резко снижается, и тогда идущий впереди кричит "голова", а сзади подхватывают клич: лимбо! лимбо!

Без ползания по-пластунски тоже дело не обходится. Мы идем к Val de Grace, а если верить карте и фотографиям предшественников, проход туда узкий и где-то под потолком. Мы долго гуляем по большой зале, теперь уж правило правой руки используется по прямому назначению. Протиснувшись наконец к заветной цели, устраиваем пикник. Мы гасим фонарики и тут, впервые в жизни, я понимаю, что такое непроглядная тьма.
Обратный путь существенно быстрее, но мы еще отвлекаемся на обследование Val de Grace. Там - старое бомбоубежище. Скамейки вдоль стен, кафельный пол в комнате и остатки умывальников на стенке. Туалеты с руинами унитазов. Кажется, что мы попали в фантастический мир третьей мировой войны, мы - последние люди на земле.
Карта говорит нам, что где-то рядом на стене есть картина, на которой нарисованы Гитлер и профессор Турнесоль. Ну и сочетание... Но картины нет - то ли ее замазали, то ли мы просто ее не нашли...
Но вот мы опять на земле. Париж встречает нас темной прохладной ночью, которая кажется мне белой. В ущелье между двумя тоннелями видны парижские фонари. Они напоминают о возвращении к цивилизации.
Мы путешествовали шесть часов, но сей факт осознается с трудом. В катакомбах нет ни времени суток, ни времени года...