April 18th, 2016

pliaj

Ответ про книжки или Михалков и стигматы

Так вот, оказалось, что Алина "кровавой книжкой" называет альбом про Эрмитаж. Она, правда, сначала попыталась вытащить "Мифы Древней Греции", но возмущенно сунула обратно со словами: "Мама, там совсем нет кровавых картинок".
А кровавые картинки в Алинином понимании - это сцены распятия и снятия с креста.
А все началось с того, что мы читаем по вечерам стихи Сергея Михалкова.
[Вы спросите, причем тут Христос?]А при том, что мы дочитали до стихотворения про Фому, и я рассказала Алисе историю про Фому Неверующего и рану от копья. А Алиса попросила показать, что имеется в виду. Теперь Алина по вечерам вытаскивает альбом и требует помогать ей с поисками нужных картинок.

Что удивительно, меня в этом же возрасте в том же самом Эрмитаже завораживала скульптура раненого римского воина. Там была мраморная рана и мраморные капли крови на ней. И почему-то это казалось нечеловечески страшным и нечеловечески прекрасным. А поскольку скульптура была в главном вестибюле, то можно было подходить к ней как минимум два раза за визит. На входе и на выходе.